Очерк истории греческой философии

Сочинения Аристотеля

Философия русского слова
Основы современной философии
Философия истории
Крест Тайцзы (Спас Человечества). Том 1. Натурфилософия
Астрология философии. Зависимость мировоззрения человека от даты рождения
Под именем Аристотеля до нас дошло собрание произведений, которое в существенных своих частях несомненно восходит к изданию учёных сочинений Аристотеля, предпринятому Андроником в 50–60 г. до P. X. Большинство этих произведений и притом важнейшие из них бесспорно подлинны, хотя некоторые из них, по-видимому, содержат позднейшие изменения и добавления. Но наряду с сохранившимися сочинениями, мы знаем ещё о весьма многих потерянных, из которых, впрочем, большинство было, вероятно, подложным; мы знаем об этих произведениях отчасти из цитат позднейших писателей, отчасти из двух дошедших до нас списков сочинений.

Более древний из них, который, вероятно, был составлен александрийцем Гермиппом (около 200 г. до P. X.), сообщает, что общее число сочинений Аристотеля равнялось почти 400 книгам; но так как в этом списке отсутствуют существенные сочинения из числа дошедших до нас, то, по-видимому, он содержит лишь те сочинения, которые находились в александрийской библиотеке во время его составления. Более поздний список, дошедший до нас в неполном виде через арабских писателей, был составлен Птолемеем, по предположению — перипатетиком 1-го или 2-го века по P. X.; этот список содержит почти все сочинения нашего собрания и определяет число всех сочинений (вместе с Андроником) в 1000 книг.

Наше собрание содержит следующие произведения: 1. Сочинения по логике (которые лишь в византийскую эпоху были соединены под общим названием «Органон»); 3 «Категории», которые, вероятно, искажены, начиная с гл. 9. 11Ь. 7 и к которым позднейший автор присоединил т. н. постпредикаменты (гл. 10–15); («Об истолковании» («о предложениях»), — сочинение, по-видимому, принадлежащее перипатетику 3-го века до P. X.; две «Аналитики», из которых первая обсуждает умозаключения, вторая — доказательства; «Топика», которая имеет предметом «диалектику», т. е. учение о доказательствах вероятности; её последняя (9-я) книга обычно приводится как самостоятельное исследование («О софистических возражениях»)

1 — 2. Сочинения по естествознанию: «Физика» 2 в 8 книгах, из которых, впрочем, 7-я книга, хотя и основана на заметках Аристотеля, но, по-видимому, включена в собрание позднее; «О небе» в 4 книгах; «О возникновении и уничтожении» в 2 книгах; «Метеорология» в 4 книгах; подложная книга «О вселенной». Далее, исследования, касающиеся живых существ: три книги "О душе«,3 и примыкающие к ним мелкие исследования, из которых, однако, трактат «О дыхании» должен быть исключён, как принадлежащий более позднему времени; обширные зоологические сочинения — «Описания животных» в 10 книгах (из которых, однако, 7-я, 9-я, 10-я, были написаны, по-видимому, после Аристотеля) и три систематических труда: «О частях животных» в 4 книгах; «О ходе животных»; «О происхождении животных» (в 5 книгах, из которых 5-я, по-видимому, была самостоятельным сочинением), а также подложное исследование о движении животных.

Не установлено, написал ли Аристотель задуманное им сочинение о растениях; во всяком случае, дошедшая до нас работа под этим заглавием подложна. «Проблемы» Аристотель написал, но в дошедших до нас 37 книгах «Проблем» остатки Аристотелевых исследований погребены под множеством позднейших добавлений. — Сохранившиеся метафизические сочинения философа ограничиваются «Метафизикой»; по всем признакам, это сочинение есть собрание — сведённое вскоре после смерти Аристотеля — всех найденных посмертных работ Аристотеля, относившихся к «первой философии»; своё нынешнее название это сочинение получило в силу того, что в собрании сочинений Аристотеля, изданном Андроником, оно стояло «после физики».

Остов этого сочинения образуют книги 1, 3, 4, 6–9. 10, в которых содержится незаконченная работа Аристотеля о первой философии; в неё должно было также войти особое исследование, заполняющее теперь 5-ю книгу; книга 11, гл. 1–8. 1065 а 26 содержит более ранний набросок, который позднее был расширен в кн. 3, 4, 6, или позднейшее извлечение из этих книг. Книги 13 и 14 первоначально, по-видимому, предназначались для нашего сочинения, но были затем отложены и отчасти включены в кн. 1 гл. 6, 9, 12-я книга есть исследование, написанное отдельно от главного труда, быть может, как конспект для лекций; кн. 2 и кн. 11, начиная с гл. 8. 1065 а 26, по общему признанию, подложны.

То же нужно сказать и об упомянутом на стр. 57 сочинении об элейской философии. — 4. Этик у Аристотель изложил в 10 книгах т. н. «Никомаховой этики», изданной, вероятно, его сыном Никомахом и получившей от него своё название; впрочем, в кн. 5–7 встречаются более или менее обширные вставки из т. н. «Евдемовой» этики; учение о государстве он изложил в 8 книгах "Политики«.3 В этом сочинении не только книги 7-я и 8-я по содержанию должны находиться между 3-й и 4-й книгой (куда их и помещают новейшие издатели), но и вообще ей недостаёт многого для полного осуществления её плана; вероятно, её завершению, как и завершению метафизики, помешала смерть философа.

Подготовительными работами к «Политике» служили «Политии», в которых были изложены 158 государственных устройств у эллинов и варваров, с присоединением vopijua pap(3apiKa («Обычаи варваров») и «Законы городов»). Судя по найденному на одном египетском папирусе «Афинском государственном устройстве», первое издание Кениона 1891, эти изложения предназначались для широких кругов. Т. н. «Евдемова этика» есть составленная Евдемом обработка Аристотелевой этики; от неё сохранились книги 1–3, 6; очерк, составленный на основании обеих «этик», но главным образом на основании Евдемовой, называется «Большой этикой».

Небольшая статья «О добродетелях и заблуждениях» принадлежит к эпохе позднейшего эклектизма. 1-я книга «Экономики», которую Филодем приписывает Феофрасту, во всяком случае написана не Аристотелем; 2-я книга — явственно более позднего происхождения.

— Об ораторском искусстве трактуют три книги «Риторики», из которых последняя является самостоятельным, не относящимся сюда исследованием — «Поэтика», которая в её дошедшем до нас виде есть лишь часть сочинения Аристотеля, состоявшего из двух книг. «Риторика к Александру», приписываемая Аристотелю, есть произведение ритора Анаксимена.

Все эти сочинения, поскольку они подлинны и поскольку они не предназначались (как, быть может, 12-я книга «Метафизики») для собственного употребления автора, были, по-видимому, учебниками, которые Аристотель записывал для своих учеников или диктовал им или просто сообщал им; об их распространении он не заботился и, быть может, первоначально даже запрещал его. Это вытекает, во-первых, из того, что источники противопоставляют этим сочинениям произведения, «изданные» Аристотелем, и затем, главным образом, из обращения к ученикам в конце «Топики», из многочисленных данных, указывающих на недостаточную обработанность этих сочинений, и наконец, из того обстоятельства, что нередко в сочинениях, о которых можно доказать, что они написаны ранее других, встречаются ссылки на позднейшие работы; эти ссылки, по-видимому, внесены в них много спустя их составления, но перед их изданием.

Из потерянных сочинений к учебникам принадлежали, кроме сомнительной работы о растениях, часто цитируемые Аристотелем («Рассечения») и («Астрономические теории»); из многих других упоминаемых сочинений этой группы, быть может, ни одно не было подлинным.

Все работы этого класса, по-видимому, были составлены до последнего пребывания Аристотеля в Афинах; часть из них имела форму диалогов; лишь к ним могут относиться слова Цицерона и других писателей, которые восхваляют богатство и красоту стиля Аристотеля и говорят о «золотом потоке его речи». Но и к ним уже давно примешалось много подложного. К диалогам принадлежат: «Евдем», который по форме и содержанию есть подражание Платонову «Федону» и, по-видимому, был составлен вскоре после 352 года до P. X., «Три книги о философии», в которых уже содержалась критика учения об идеях, «Четыре книги о справедливости», «О поэтах»; не выяснено, принадлежал ли сюда и «Протрептик».

В числе остальных сочинений более раннего времени имелись: сочинения о благе и об идеях, изложения содержания Платоновых лекций; история риторики; посвящённое Александру исследование о монархии, которое, вероятно, было составлено в Македонии, (записи о драмах), и кроме того, ещё много упоминаемых древними писателями (неизвестно, с каким правом) сочинений, относившихся к поэтам и искусству. Напротив, выдержки из некоторых сочинений Платона, а также работы о пифагорейцах и других философах, поскольку они были подлинны, были, вероятно, лишь заметками для собственного употребления или для пользования в школе.

Письма Аристотеля собрал ещё до Андроника Артемон; нельзя определить, сколько из них подлинны; в том, что нам известно из них, встречаются несомненно подложные части и наряду с ними части, которые могут быть подлинными. Кроме того, до нас дошло ещё несколько мелких стихотворений и отрывков стихотворений, в подлинности которых мы не имеем основания сомневаться.

Так как все или почти все учебные сочинения Аристотеля были, по-видимому, составлены в последние 12 лет до его смерти, и показывают нам его систему в её зрелой форме без сколько-нибудь существенных различий в содержании и терминологии, то вопрос о порядке их составления имеет мало значения для пользования ими. Но по всей вероятности «Категории», «Топика» и «Аналитики» суть самые ранние произведения нашего собрания; за ними следовала «Физика» и примыкающие к ней произведения, а затем «Этика»; «Политика» и «Метафизика» (за исключением более ранних работ, включённых в последнюю) были, вероятно, начаты, но остались незаконченными, тогда как другие работы, именно «поэтика» и «Риторика» были начаты позднее и закончены.

Страбон и Плутарх рассказывают, что сочинения Аристотеля и Феофраста после смерти последнего перешли к Нелею в Скепсисе, были здесь укрыты в погребе, во времена Суллы снова открыты Апелликоном, и что затем Сулла перевёз их в Рим, а Тираннион и Андроник вновь издали; этот рассказ, по-видимому, фактически верен; но если эти писатели предполагают, что в силу этого перипатетикам после Феофраста были известны лишь немногие и главным образом экзотерические сочинения основателя школы, то это утверждение, помимо его внутренней невероятности, опровергается и тем фактом, что можно показать пользование всеми сочинениями Аристотеля, за ничтожными исключениями, и в период между Феофрастом и Андроником, несмотря на скудость литературных памятников об этом периоде.