Очерк истории греческой философии

Платоники первых веков после P. X.

История средневековой еврейской философии
История новой философии. Артур Шопенгауэр
Современная европейская философия
Формула успеха, или Философия жизни эффективного человека
И. А. Ильин. Собрание сочинений. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека. Том II. Учение о человеке
Главным местопребыванием эклектизма продолжала по-прежнему быть платоновская школа. Её наиболее известные члены из первых двух веков нашей эры суть: египтянин Аммоний, который преподавал в Афинах около 60–70 гг. после P. X.; его ученик Плутарх из Херонеи, известный философ и биограф, жизнь которого приходится, по-видимому, приблизительно между 48 и 125 гг. после P. X.; Гай, Кальвисий Тавр (ученик Плутарха), Те он из Смирны, которые преподавали при Адриане и Антонине Пии; Альбин, ученик Гая, которого Гален слушал около 152 года в Смирне, и его современники Нигрин, Максим из Тира и Апулей из Мадавры; Аттик, который так же, как Нумений, Кроний, известный противник христианства Цельс и вероятно также Север, принадлежит к эпохе правления Марка Аврелия; в общении с этим императором жил ученик Аттика Гарпократион.

Часть этих платоников протестовала против смешения подлинного платонизма с чужеродными элементами; и борьбе с этими примесями должно было содействовать то обстоятельство, что и академики со времени Плутарха, а может быть и ранее, по примеру перипатетиков с усиленным вниманием стали изучать сочинения своего основателя. Так, Тавр писал не только против стоиков, но также и о различии между платоновским и аристотелевским учением, а Аттик был страстным противником Аристотеля. Но тем не менее, тот же Тавр отрицал возникновение мира во времени; и если Аттик в этом пункте, как и в остальных, возражал Аристотелю, то он, с другой стороны, сближался со стоиками в своём утверждении самодовлеющего значения добродетели и в своём односторонне практическом понимании философии.

Но большинство академиков продолжало следовать эклектическому направлению Антиоха; но только к этому эклектизму все более примешивались те неопифагорейские умозрения, которые встретятся нам у Плутарха, Максима, Апулея, Нумения, Цельса и других. Образец эклектизма школы представляет, наряду с вышеназванными лицами, в особенности Альбин, написавший очерк учения Платона, который представляет замечательное смешение платоновских, перипатетических и стоических теорий. Но Альбин при этом только следовал своему учителю Гаю. По тому же пути, насколько нам известно, идёт и Север, и, таким образом, нельзя сомневаться в преобладании этого образа мыслей в платоновской школе.